Тата (ТАинка) (tainka) wrote,
Тата (ТАинка)
tainka

Сказка о Карандаше. Часть 2

Лытдыбры решила вернуть в Ветринкин журнал...
А сюда - нацарапанное урывками продолжение сказки.
Нет, ещё не конец... далеко :)

Часть 1 была здесь: http://tainka.livejournal.com/1280045.html


Вера и мужество не только заставляют работать через силу, бросаться на амбразуру или терпеливо сносить все выпавшие тяготы. Живущий с ними знает, что они ещё и очень помогают всё это делать, дают дополнительную опору… иногда – единственную опору. Слабому духом не постичь, как можно опереться на внутренний стержень, просто потому, что чтобы понять, надо уже начать опираться. Тот же, в ком стержень есть, и кто хоть единожды его почувствовал, нащупал в себе, будет и дальше искать и находить эту опору, сознательно или бессознательно, подобно тому, как Земля, не смотря ни на что, продолжает вертеться вокруг невидимой оси, подобно тому, как дышит зверь или человек – раз набрав в лёгкие воздуха и дальше, вплоть до самой смерти, бодрствуя ли, в состоянии ли сна, заставляя вновь и вновь диафрагму сокращаться, а грудь подниматься и опускаться. Так и внутренний стержень – обнаруживший его у себя уже не откажется от него… По крайней мере, пока жив.

Век карандашей, к счастью, долог. И когда, наконец, наш герой дождался – а он же не мог не дождаться, правда? Иначе, о чём бы была эта сказка? – он был не просто куском графита в деревянной обёртке. Нет, нет, он честно жил всё это тяжёлое для себя время и, право же, заслужил, наконец… попасть в Художественный Рай? Ну, не будем забегать вперёд.

Почти не имея возможности видеть, он теперь прислушивался к миру, от которого его отделяли стенки ящика, жадно и трепетно. Его отныне тревожили и вдохновляли голоса людей – их тембры и интонации – такие разные, такие непохожие один на другой. Для него бесценны стали кусочки разговоров, когда покупатели приходили не в одиночку и, в ожидании, когда продавец уделит им время, говорили о чём-то, не имеющем прямого отношения к жизни магазина и его обитателей, зато явно свидетельствующем о том, что происходит за его пределами. Оказывается, есть что-то, чего мы ещё не встречали, или даже встречали, но прошли мимо и не заметили. И этот мир неизведанного гораздо больше знакомого нам, настолько больше, что и представить невозможно, и не охватить, конечно, за любую, пусть самую долгую, жизнь. И всё же можно иногда находить, если искать, и дождаться, если ждать.

Конечно, нашему герою было тяжело без света, но жизнь его, даже в темноте, приобрела совершенно новый смысл, он научился находить радость – в каждом новом подаренном ему слухом видении, и в своих последующих непрекращающихся фантазиях. Он жалел не столько о потерянной возможности видеть, сколько о том, как много важного не заметил, пропустил мимо ушей, пока лежал на полке и интересовался исключительно тем, чем принято было интересоваться среди его соседей и родственников. Карандаш всё силился понять: как же раньше он был так глух? И начал с того, что решил, что и само его заточение в темнице - наказание за эту глухоту. А раз наказание – надо его сносить терпеливо, что уж теперь себя жалеть?

Но потом однажды в салон зачем-то пришла мама с маленьким сыном. Пока она что-то выбирала, мальчик бегал по магазину – слышался смех и весёлое топанье ножек, как вдруг – глухой удар и сразу рёв ушибшегося малыша.
- Ну, ну, - говорила мать, утешая ребёнка, - ничего страшного же не произошло? Шлёпнулся чуть-чуть – бывает! Не плачь! На самом деле, тебе ещё повезло! Ты упал просто на пол, а представь, если бы ударился при этом о колонну или об угол полки!

Трудно сказать, насколько весомым этот аргумент оказался для мальчика, зато весь обращённый в слух Карандаш жадно поймал предложенную мысль. А вдруг? Вдруг и то, что случилось с ним – не кара никакая, которую теперь только и остаётся, что принять со смирением, поверив, что она – навеки, а всего лишь временная боль, уберёгшая от куда большей беды? От какой беды? Да разве не беда, что он лежал и не слышал ничего? Теперь вот хоть слышит… Ещё бы увидеть…

Он был уже почти уверен, что и видел в свою печальную бытность на полке - далеко не всё, что мог. Ведь если с открытыми ушами оставался глух, наверняка, и с открытыми глазами – слеп! Зато, попади он опять на свет, уж он бы смог всё-всё увидеть, чего не замечал раньше! Всё-всё!..

Теперь он жаждал вернуться на свет уже не потому, что там было просто комфортнее и привычнее. В общем-то, и к темноте он привык, она не пугала его. Но мысли о том, как много он ещё сможет открыть для себя, пользуясь не только слухом, но ещё и на зрением, не давала покоя и заставляла гореть желанием куда ярче, чем раньше - отчаянием обездоленного.

*****

Молодой человек и девушка стояли прямо над прилавком. Они говорили о каких-то надвигающихся зачётах, и что это печально, потому что не получится сейчас каждый день встречаться, и как же хочется всё это побыстрее спихнуть, и какой ужасный преподаватель ведёт у юноши рисунок – просто чудовище! А потом вдруг начали что-то шептать друг другу на ухо так, что наш Карандаш, как ни силился, не мог разобрать слов, и сразу засмеялись: девушка звонко-заливисто, а её спутник – чуть подкашливая. Смех перебил приветливый голос работника салона:
- Ну, а вам что, молодые люди?
Девушка замолчала, а парень немножко смущённо произнёс:
- Мне нужен карандаш.
- Рисовать? Для черчения? – деловито поинтересовался продавец.
- Да… - слегка замялся посетитель, но тут же добавил увереннее, - Рисовать. Для чертения.
Девушка тут же снова заливисто рассмеялась, продавец вежливо хмыкнул:
- Хорошее словечко получилось! Так – для черчения? Нам буквально вчера очень замечательные наборы привезли! Для черчения – лучше не придумаешь!
- Нет-нет, - быстро возразил молодой человек, - мне нужен только один карандаш, я видел у вас раньше - вон там, в коробке! Он мне оттуда подмигивал…

Карандаш не мог видеть, куда указывал юноша, и не знал, что такое «подмигивать», но у него, если можно так сказать, дыхание перехватило оттого, как безумно он захотел вдруг вырваться на свет, очутиться на полке и произвести неведомое действие, именуемое подмигиванием, я передать вам не могу, как захотел! Если бы это была совсем волшебная сказка, поверьте, этого желания, хватило бы на то, чтобы столешница над ящиком прилавка раскололась на мелкие кусочки, наш герой обернулся бы в самый настоящий глаз с веком, и подмигивал бы, и подмигивал…

Но как ни плавились его графитовые мозги, как ни молило графитовое сердце, столешница осталась на месте, а про остальное… Остальное и вовсе осталось глупой фантазией автора этой рассказки. Карандаш продолжал неподвижно лежать в ящике и слушать... Слушать, как рассмеялась девушка:
- Подмигивал, говоришь?
- Конечно, у него же не было рта, чтобы попросить: «Возьми меня!..»

Их снова перебил продавец:
- Тут, действительно, раньше стояла коробка с карандашами, но мы делали перестановку. Так какой вам нужен? Твёрдый для черчения? Два Аш?
- Нет, - неуверенно сказал молодой человек, твёрдые царапают бумагу, а мне рисовать…
- Вы же сказали, «для черчения»?
- Нет, мне рисовать, - произнёс парень задумчиво и вдруг задумчивость в его интонации сменилась весёлой ноткой вызова:

- Я сказал: рисовать-рисовать-рисовать – до осточертения! – похоже, ему очень нравился звонкий смех девушки, и в очередной раз удалось его вернуть.
- Если рисовать – тем более, лучше набор!.. – последняя попытка растворилась в воздухе. Парень уже ухватился за собственную выдумку (мы-то с вами, в отличие от Карандаша, знаем, что это была всего-то выдумка…) и продолжал забавлять свою спутницу:
- Нет-нет! Не нужно набора! Мне нужен один-единственный! Только, пожалуйста, найдите уж мне того, кто мне подмигивал!
- Ну, ищите тогда, выбирайте…
Карандаш услышал, как на прилавок поставили несколько коробок.
После короткой паузы парень спросил:
- А АшБэ есть у вас? Я хотел сказать, что тот, что мне подмигивал, точно был АшБэ!

Наш Карандаш знал свою маркировку. Самая ходовая, самая простенькая – ни для чего неидеальна, но зато, если сильно не придираться, подходит для чего угодно, для школьников такие чаще всего и берут…

- Хм. Есть, конечно!.. Были… Надо же, похоже, у сменщика опять коробка закончилась, а он не принёс со склада. Подождёте?
Но молодой человек неожиданно вошёл в роль всерьёз:
- Как, закончилась? Быть не может! Вы продали кому-то мой карандаш? Но я не хочу другого!

И вдруг засмеялся уже продавец:
- Ну, давайте ещё поищем! А, знаете? Если память мне не изменяет…
Ящик резко выдвинулся и в следующую минуту Карандаш завис в пальцах над прилавком:
- Не этот ли?!
- Этот! - мгновенно согласился юноша, - Конечно, этот! Ну, брат, ты и спрятался…

продолжение следует
Tags: Таинкины рассказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments