Тата (ТАинка) (tainka) wrote,
Тата (ТАинка)
tainka

Уральский поход - глава про мокрое и злое - и про это - тоже надо...

Начало было здесь - про участников, здесь - подготовка и поезд, здесь - сутки в Аркаиме, здесь - почти в горах, здесь - на склонах Аваляка, здесь - встреча с каменными реками  и здесь - про семейные вылазки, прогулки и разборки

Матвей в свой последний приезд на меня опять весело наехал: "Пишешь ты, конечно, всё... неплохо... но сухо как-то очень..."
СУХО?
Ладно, будем мокро. Тем паче, что до "мокрости" с последнего описанного момента наших Уральских скитаний осталось меньше суток...
Ну и про противную злобно-ругальную Татку я тоже не много распространялась до сих пор. Потому что Татка до сих пор была, в основном, весела и покладиста, если не считать пары родственных "РЫ" с любимым племянником.

И вот мы быстро собираемся, потому что нам нужно через каменную реку и далее вдоль потоков наверх мимо Аваляков, Абараш Баша... через малинники, где - очевидно! - задержимся, пока "несемейная" часть группы тоже насытит малинный голод (ну и "семейная", впрочем, разделит эту "тяжкую" долю), а по-хорошему, надо бы пройти как можно дальше, столько, сколько выдержит Славик...

Но быстро почему-то собираться не получалось. В воздухе висело какое-то недовольство. Неуютно было и негостеприимно... Может быть, мы просто надоели этому месту за двое суток своей непривычной неумеренной говорливостью, и оно подталкивало нас собираться быстрее, а в итоге рождалась неправильная суета, которая только тормозила процесс сборов...
Пожалуй, в течение этого часа каждый проявил себя хоть в чём-то... некрасиво. Нет, никто не поругался. Но...
Я не скажу про других - каждый знает - про себя.
И я - скажу - про себя.

Мне вдруг захотелось... сыра... Собственно, может быть, и не было никакого криминала в том, что когда после моих приглашений желающих разделить со мной сыро-трапезу не нашлось, я просто отрезала себе ломоть сыра и зажевала его. Сыра было много. И мой кусок, вроде бы, никого и не обделил... Я никого не задерживала: мой рюкзак был к этому моменту собран... но...
Что-то в этом всё-таки было глубоко неправильное. Я ТАк никогда не поступала раньше в полевых условиях...
Сыр был съеден, но радости никакой не доставил, напротив настроение испортилось окончательно...
Я больше ТАк не буду...

Впрочем, у каждого нашёлся свой таракан в голове. Мой сыр был не самым крупным... К моменту выхода из лагеря все были растроенными, взъерошенными и немножко "чужими" друг с другом... Вдобавок (а может быть, и как следствие) Гришка потащил нас через какой-то бурелом, хотя совсем рядом была вполне даже милая тропинка, по которой накануне ходили, и я готова была поклясться, что знаю, как её найти...
Татка ворчала вслух. Матвей её всячески поддерживал, но от этого радостнее не становилось. Ярославик тоже страдал вслух - на сей раз вполне обоснованно - потому как мелкому по бурелому лезть было ничуть не легче, чем нам всем, хоть и шёл он без рюкзака...

Моё ворчание оборвалось в тот момент, когда я встретилась глазами с Братом... Гриш был грустен. Гришка потерял психо-Татко-поддержку, к которой уже успел привыкнуть, и страдал от этого... Я, правда, попыталась убедить себя, что мне это почудилось, что преувеличиваю, но знала, что нет, не почудилось... - а позже уже в Гришкином отчёте нашла подтверждение...

Ситуация повторится почти один в один в последний день: тоже будет невынужденный бурелом, тоже будет всеобщее ворчание. Тоже Татка будет вредной и наезжательной вплоть до встречи с Братом глаза-в-глаза...
И тот же стыд сразу после.
И так и не высказанное вслух гулко-тоскливое "Братик, прости!".
И недоумение Матвея, почему только что славно-ворчавшая Татка вдруг резко замолкает сама, а ещё через минуту не даёт ворчать и другим тоже...

Выползли к малинникам. Расслабились. Попаслись... Ярославик ходит за мной как привязанный: он боялся идти через это поле - здесь мы впервые встретили пчёл, и я пообещала, что буду идти перед ним и, если будут пчёлы, его сразу предупрежу... Ну, если бы при этом он не жаловался беспрерывно на жисть... это было бы даже и неплохо. А так, я уже пару дней назад смирилась с неизбежностью, что голос Славки преследует меня везде, разочаровавшись полностью в своих воспитательных способностях...
Славик это не класс, не группа, не демонстрация. Этот поток слов воистину непрерывен, полноводен, неистощим...
Такую бы энергию и в мирных целях...
Матвей спасается бегством, я бы поступила так же, но ведь пообещала...

Идём вдоль когда-то дороги, периодически теряем её признаки совсем, периодически забредая "нетуда" и возвращаясь. В какой-то момент пересекаем просеку и думаем, а не пойти ли по ней... Потом отказываемся от этой затеи: если верить карте, она вывела бы нас к посёлку Унда-Унде, уведя за Абараш-Баш. Гриш смеётся:
- И выыыышли бы мы к люююдям. И спросииили бы: "Мы гдееее?" - А нам бы ответили: "В Унда-Ундееее"....
А я грущу, что мы так и не сходили на "Гришка-Гору", хотя были совсем рядом...

Потом неожиданное короткое приключение всех немножко встряхнуло. Приключением оказалась медведица, выгуливающая своих четверых медвежат. Брат с  племянником, которые в тот момент оторвались метров на 10 ото всех,  просто натолкнулись на медвежонка, сидящего прямо на их пути, и сразу же на них кинулась медведица - здоровенная такая мохнатая корова...
Спасло то, что медвежонок моментально дал дёру, а сама воинственная мамаша, видимо, увидела, что Гриша с Матвеем не одни, и сюда спешат ещё люди...
Медведи убежали так быстро, что мы и испугались уже потом... А вначале, я, например, больше всего удивилась тому, как громко делали ноги эти аборигены. Я-то, наивная, думала, что топают только ёжики и туристы...

Лучше всего приключение подействовало на Славку. Он, во-первых, перестал отставать. Вообще. До этого нам приходилось останавливаться через каждые 100-200 метров и ждать Асовых. При этом Гришка доставал сигареты, иногда я его поддерживала в этом безобразии, и тогда Добрый Доктор Лазарев сокрушённо качал головой: "Ну вот от кого не ожидал..." Матвей тоже ворчал: "Вот, блин, ГОНЧУМБАСЫ! Пап, ты чему сестру учишь?.."
Но теперь медведи явно произвели впечатление на Славика, он, вообще, перестал отставать. И почти не болтал. Матвей шепнул мне, что если Славка молчит, ноги у него работают очень хорошо. С этим трудно было поспорить.

Потом начало темнеть. Нашли место подходящее для стоянки.  Много сушняка, вода в недалёком болотце...
Поставились, развели костёр  и - вОвремя! Сперва легонько, потом всё сильнее полил дождик...
Разговор шёл... не помню о чём...
Поели, поболтали немножко...
Дождь всё усиливался...
Вспомнили, что завтра "пятница тринадцатое", и назвали начавшуюся непогоду репитицией...
Потом мне надоело мокнуть, и я ушла в палатку.
И уже почти спала, когда Гриш с Матвеем приползли тоже. И не проснулась бы. Но Матвей, уже забравшийся в спальник, вдруг тихонько сообщил Грише: "Пап, прикинь, я в кепке спать лёг", и тогда я сквозь сон отозвалась: "Подумаешь, в кепке, а я - со свистком..."
Дальше ржали уже вместе...

Когда проснулась, Гришкина спина загораживала вход в палатку. Брат всегда просыпался первым. Вот и сейчас сидел и явно писАл свой отчёт.
- Гриш, а почитать дашь?
- Да ради бога! А ты чего не спишь?
- А ты сам чего не спишь?
- Да я сейчас допишу и пойду сбегаю на разведочку...
- Я с тобой?
- Вот ещё! Ты глянь, что на улице творится... (На улице шёл дождь. Сильный. И, судя по всему, всю ночь...) Не надо зря мокнуть. Да и я быстро побегу. Ты спи.
- Возьми тогда, хотя бы мой нож.
- Татк, это ещё зачем?
- Ну... 
Нет, не перешагнуть мне через это непонимание, зачем в лесу на поясе у меня всегда нож. Не объяснить. Не избавиться от насмешек на эту тему...
А жаль...
- Ладно, тогда я почитаю, что ты тут наваял...

Почитала... Конечно, сперва залезла на вчерашний день...Братик вчера, и вправду, расстроился на Татко-букство... Погрустила с самой собой... И перечитала весь Браткин отчёт с самого начала...

Гриша вернулся, наверное, через час... Весь мокрый насквозь и замёрзший. Холодно там и ОООчень мокро....
Вставали под дождём. Собирались быстро и, видимо, с холода - очень дружно - мне понравилось :)

А потом мокрые-мокрые шли долго-долго через мокрый-мокрый лес... Прошли километров десять. И... в этом дождевом перемещении было очень много неопределённости. Потому что мы всё время сомневались: а туда ли мы, собственно, идём...
И казалось, этот мокрый лес никогда не закончится.
А потом... в Ярославике что-то замкнуло. Он, вообще, перестал идти. Он просто стоял, иногда редко медленно делая несколько шагов. Мы уходили метров на пятьдесят и стояли - ждали.
Гришка - вечно невозмутимый внешне Гришка - сокрушался вслух: "Так не бывает! Он же без рюкзака. Как это так, чтобы ребёнок налегке практически по дороге не мог двигаться...И, что же Саша? Что он, вообще никаких рычагов воздействия на сына не имеет? Он же его заморозит!.."
А мы и впрямь, шли теперь почти по дороге. Трава здесь была низкая, не то, что раньше, ни рытвин, ни ухабов...
И - было, действительно, холодно. Очень холодно. Промокшим до нитки, на бесконечных долгих остановках нам - взрослым -  даже в голову не приходило сбросить рюкзаки - они хоть немножко грели. А Славка шёл в коротенькой курточке, без рюкзака, засунув руки в карманы и напрягая одну-единственную мышцу - язык...
За Ярославку - грустили. На Сашу просто злились дружно. Вот ведь странная вещь эта потакачая любовь: ведь любит сына до безумия, говорит о нём - аж лицо меняется, светлеет... а просто твёрдо сказать: "пошли", потому что нельзя сейчас иначе - не может...
И ведь не влезешь! Тандем отец-сын - это святое. У них - свой маленький мир, куда там нам-бестолковым? И даже умному Серёге-психологу... Впрочем...
- Серёж, ну хоть ты с Сашей поговори... по-мужски... но аккуратно...

Мы с Племяшем болтали без конца... За жизнь. За поругаться. За просто так.
- Ну что, Матвей, тяжко таскать на себе такой баласт, как мы со Славкой?
Он вдруг стал очень серьёзным:
- Нет, Тат, Ты - не баласт...
Подумал. Отошёл куда-то. Вернулся - принёс мне цветочек...

И вдруг - резко - настоящая топтанная и езженная дорога. И сразу совершенно определённо понятно, где мы точно находимся. И очевидно, что дорога эта поведёт нас к Иремелям. А по словам Гриши - к стоящей на подступах ИЗБЕ (уже - другой :)).
Изба, как нам сказали, сгорела уже давно... А сказал руководитель большой группы то ли старшеклассников, то ли студентов какого-то училища. (Здоровенный их лагерь стоял практически на дороге)  А ещё он сказал, что совсем близко - ещё один ручей. Вот туда мы и пойдём. Там и остановимся...

Когда пришли к месту стоянки и начали ставить палатки... Славка дрожал и стучал зубами. Плакал в голос... Ставили палатки практически молча. Саша чуточку пытался успокоить сына: "Сейчас в палатке согреешься...". Я про себя ругалась, не переставая: а надо было так морозить мальчонку?! Сказал бы: "Всё. я ухожу.." - и пошёл бы быстро... Ну куда бы Ярославик делся? Сейчас бы был теплый... - ну, по крайней мере, не совсем ледяной...А так - только сам себя растравил, и - не дай бог! - разболеется...

И вот мы в палатке. И Гришка с Матвеем петушатся: "на нас всё сейчас высохнет..." А Татка, устав спорить с этими чудиками, уже во всём сухом недоумевает, чего они ребячутся.  И вкусный бульон. И сухофрукты. И чай... И неожиданное осознание того, что дождь уже не стучит по тенту...

Срочно надо устроить просушку! Пока нет дождя. Пока солнце ещё не укатилось. Просушить одёжку и, главное,  прогреть получше Славчонка. Уж я его не отпущу от костра...

Вот только... костёр разводиться не хотел...
Люди, я не первый раз в лесу... Но я никогда такого не встречала: море ёлок вокруг... и... ни одной сушнинки, ни кусочка сухой коры, ни сухих веточек внизу... Просто весь лес на этом участке был одет в плесень... Сплошная мокрая плесень, как губка впитавшая в себя всю влагу прошедших суток... Разводить пробовали, кажется, все... Серёжа пустил на растопку свои визитки... Но визиток было мало, а воды - много... Гриш махнул рукой: "Однажды у меня такое было. Мы так и не смогли разжечь костёр... Значит - ещё раз..."
Они сдались...
Но мне надо было прожарить Славку...

Когда костёр всё-таки затрещал, Матвей присвистнул и "наградил" меня приклеевшейся, хотя и не соответствовавшей действительности, призказкой: "Тата в проливной дождь разожгла костёр. Мы решили, что она ведьма, и сожгли её."
Неправда! Дождя уже не было! И никто Тат не сжигал... Потому что Тата сняла ремень...

А ремнём, на котором ножик висит,  у Таты сложенная вчетверо парашутная стропа... И из неё получилась отличная 8-ми метровая бельевая верёвка...

Больше всех удивился Гришка. Сразу побежал за фотиком. Приговаривал, что такого не бывало со времён, когда Матвей в крымском походе транспортировался прямо в пелёнках... Дивился, но потом снизошёл и позволил просушить его штаны тоже :)

Меньше всех удивился Славка. Для него всё происходящее было совершенно естественным. Стоял и улыбался. Сразу этим воспользовалась:
- Так, кроссовки принёс? Правильно. смотри: подпираем веточками, чтоб быстрее сохли... Запомнил? А чего стоишь? Где твой рюкзак?
- В палатке, наверное, - Славка немножко прибалдел
- Он сухой?
- Мокрый...
- И что он там делает? Неси быстро!
- За-а-чем?
- Как зачем? А кто за тебя будет твой рюкзак сушить? Или ты хочешь завтра в мокром брезенте идти?

Славик стоял и хлопал глазами, потеряв дар речи. Он уже забыл, что когда-то в начале похода нёс свой рюкзачок сам, и теперь не понимал, что я от него хочу. А я понимала одно. Что мне надо его продержать над костром. Долго. Гораздо дольше, чем ему просто хочется. Чтобы закоптился. Чтобы не посмел разболеться... А брезент сохнет долго - и поэтому надо было, чтобы Славка сушил свой брезентовый пионерский рюкзачок...

Он всё стоял, хлопая глазами, и тут я взвилась:
- Ты что, не понял? Мне - надоело. У меня свой такой же киндер, ты что думаешь, я тебе позволю тут раскисать? Ты сейчас высушишь свой рюкзак. И завтра его понесёшь. И будешь идти как все!, - и уже на выдохе:
- И ещё. Может быть, я не смогу заставить тебя молчать - болтай сколько хочешь, но Я БОЛЬШЕ НЕ УСЛЫШУ ТВОЕГО НЫТЬЯ. Ты понял?
- Понял, - вдруг быстро согласился Ярославик и побежал за рюкзаком...

И я бы очень хотела закончить главу на этой счастливой ноте. Но это не конец...

Всё просохло. И Славик "выстоял", и, конечно, болтал не переставая, но - точно - не ныл больше. И уже расслабившись, я ему предложила: давай, твои кроссовки высохли, а ты всё время над костром, наверняка ноги в сапогах отсырели. Надевай обратно кроссовки и садись есть, а я пока, так и быть, подсушу твои сапожки... - говоря это, я уже усаживала Ярославку Саше на коленку и начинала стягивать с него отсыревший (отсыревший ли?) тяжёлый сапожок...
- Ну, где у тебя сухие носки?...
- нету...
я вскочила и перевернула сапог - из него полилась вода...
- как???...

Я не знаю "как" я посмотрела на Сашу. Он сразу опустил глаза... И я увидела как зацепленный самым краешком моего взгляда моментально съёжился Славик - заметила, набрала воздуха и... ничего не сказала.
Вернее, сказала: "Сейчас..." и побежала в палатку за носками...
Влетела в неё - Гришка там сидел - взглянул на меня - видно, много было написано на лице, потому что испуганно спросил:
- Татка, что с тобой?
- У Славки нет носков... Сейчас, возьму...
И Гришкино "как???" - совсем такое же, как моё только что...

Люди, по Уральским Горам, в компании четырёх взрослых людей, опытных, образованных, у каждого из которых свои обожаемые дети,.. чапал десятилетний мальчик... без запасных носков...

Пятница, тринадцатое...


продолжение следует

БРАТкины апдейты

Upd 1. Вот, Братик, ознакомившись, говорит, что зря я подробно не описала, как мы шли под дождём, как плутали еще до того, как Славчонок надломился... Говорит - было это тревожно и интересно...
А я - не помню - как. Видимо страх за него стёр кусок памяти. Гриш рассказывает мне в телефон... а я силюсь вспомнить - и - не получается...
Ладно, спишем это на мою женскую слабость... Не могу смириться с тем, когда ребёнок...

Upd 2. Ещё Гриш смеётся, что я поверила, что они смирились с неразожжённым костром.
- Ты чего, у нас же горелки есть. Поставили бы горелку, зажгли, и растопили бы - все дела...
Ну... наивная Татка. Поверила :) Образно рассказывал, Братец... :) Знала бы - не стала бы "колдовать" :)

Upd 3. Ещё Братик хочет про картошку - чтобы я рассказала. И про харчевание вообще...
А мне так кажется, что кому надо - тому и этого апдейта хватит с головой. А кому не надо...
Не, Гриш, я не буду. Хочешь, заведи себе ЖЖ - и пиши... :))

Tags: околопсихологическое, южный Урал 04
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments