Тата (ТАинка) (tainka) wrote,
Тата (ТАинка)
tainka

Уральский поход - Большой Иремель или песня о Встречном

Предыдущие главы:
про участников
подготовка и поезд
сутки в Аркаиме
почти в горах
на склонах Аваляка
встреча с каменными реками
семейные вылазки, прогулки и разборки
про мокрое и злое
по пути к Большому Иремелю
Добавления:
вещий Аркаимский сон
Гришины Апдейты

Гриш на фоне маленькой стеночки одного из зубцов короны Большого Иремеля.
И каменный "шахматный" конь.
Этот конь... бежал ли он навстречу Горному Королю...
Мифы всё это! Мифы...

Ну... наверное, так полагается, что вершины одевают в крестовины из палок, а камни рядом все сплошь исписаны именами здесь побывавших... И, наверное, такие фотки поэтому тоже полагается вешать:

"Отдав дань традиции", позволю себе заметить, что... там, наверху было очень неспокойно. А меня, вообще, как магнитом вдруг потянуло к каменному нагромождению неподалёку. Тянуло, но... ветер просто не подпустил. Он везде был сильным, но там... Просто сдул бы и всё.
Я не посмела, короче. Хотя хотелось до жути. Так и не поняла, что там ТАкое было...

Вершина Большого Иремеля представляет из себя довольно обширное каменное плато, на которое "насажены зубцы" некоего подобия короны. Кстати, мы это не обсуждали, и только сейчас, пока печатала, поняла, что это была именно корона, хотя и, конечно, не вполне правильной формы.
Место, помеченное деревянными крестовинами представляло собой главный Коронный Зубец, хотя, чисто зрительно, оно совершенно не было очевидно.

Ну и, конечно, мы пошли дальше бродить по этому каменному острову...

Кого встречали?
Не буду про ветер. Ветер сумасшедший, холодный, очень холодный... А штанины короткие (или, как Гриш говорит, "ноги длинные"), и... нет, пока что просто холодно...
А ещё ветер гонит облака. Прямо сквозь нас. Забавное ощущение!
А ещё в какие-то моменты мир распахивается ещё шире (хотя, кажется, что шире уже просто нЕкуда)...

Но чудесным образом этот заветренный мир жил не только ветром.
Неожиданно появился Собак. Собственно, не взрослый собак, так щенок... Ну и, конечно, сразу признал...

Гриш потом веселился вовсю: "Ну ты бы ещё увела чужого пса! :)"
Скажешь тоже... я сама отправила его догонять хозяев (хозяева поднялись на Иремель с другой стороны...)

А потом мы встретили тишину...
Тишина - абсолютная, невероятная в этом мире, где ветер царил, казалось, безраздельно, пряталась на маленьком пятачке где-то 8х10 метров вот под этой скалой (только с другой стороны):

И там было совершенно тепло, солнечно, и сухарики, прихваченные с собой, громко-громко хрустели на зубах в этой умопомрачительной тишине...

А потом мы разбрелись в разные стороны и - вот этот вид на Аваляки лично я, например, уже не видела - только в отснятом Братиком виде.
А ведь мы как раз оттуда пришли: вон они - груди Аваляков, вон она - полоска Большой Каменной Реки...

Я не дошла до того склона, потому что...

Холодный ветер всё-таки сделал своё чёрное дело... Нога вдруг просто подломилась, и я непроизвольно села на камень. Сначала непонимание - что произошло - я в тот момент шла по гладкому мохистому участку, не спотыкалась, не оступалась, но почему-то сижу сейчас и с коротким запозданием понимаю, что нога болит... совсем не так, как всё время до. Болит уже не распухший ахилл, стрелка поднялась в коленку...
На всякий случай быстро пробегаюсь пальцами по щиколотке: ощущения незнакомые, хотя, наверное, просто руки сильно замёрзли.
Встаю - и не успев встать, сажусь снова. Жутко больно, но дело даже не в этом. Я вдруг понимаю, что нога теперь живёт какой-то самостоятельной жизнью. При попытке прикоснуться к распухшей щиколотке она просто складывается - и всё...
И... чего делать-то?
Снова встаю - уже на одной ноге, опираясь на руки. Понимаю одно: надо по крайней мере спрятаться от ветра. К счастью, тихое подскалие рядом - метрах в двадцати-тридцати... Но прыгала я до туда на одной ножке...

Там тихо. Снова берусь за ногу... Пускаю в руки поток - ну хоть они слушаются, сразу вернулась чувствительность...
И - всё понятно! Понятно, что сама виновата - от и до.
Что, трудно было хотя бы носки длинные одеть? Кто за тобой, дурёхой, смотреть должен, когда ты, зная, что пусть легко, но травмирована, недолеченная лезешь под ветер с голыми ногами?
И кто мне мешал там, на стоянках, себя полечить для профилактики? Ладно бы не умела... Внимания не хотела привлекать, балда...
А сейчас, поток в ноге сбит, распухлость его окончательно пережала, а ветер - да, ветер, моя собственная родная стихия! - захолодил и...
Ругаюсь на себя, злые слёзы бессилия разбавляют слова...
ТАк, пока я вся в слезах и соплях на себя ругаюсь... вы лучше по сторонам поглядите, ладно?

Ну вот. Я уже тоже себя в руки взяла. Потому что понимаю, что... ругаться буду потом. Потому что ругать себя - особенно здесь, на тихом пятачке, конечно, очень удобно и просто - только это ничему не поможет. Мне надо ещё как минимум спуститься, а на одной ножке с вершины Иремеля далеко не упрыгаешь. Значит надо себя починить. Сейчас...
Хорошо, что руки что-то умеют...
И я чиню себя...
А вам - пока - ещё картинка

Наконец, могу уже стоять на второй ноге. Только выпрямить её до конца не могу. Потому что выпрямленная, она сразу снова задевает ботинок ахиллом и складывается опять... Перешнуровываю ботинок - так, чтобы держался на одном своде стопы. Ну вот, уже терпимо...
И - самое страшное - выйти из этого волшебного тихого места обратно на ветер...
А потом уже легче.
Ковыляю в сторону спуска, Здесь меня и находит Сергей... И радуюсь, что только теперь. По крайней мере уже - не реву. И уже - иду...
Сосвистываемся с Гришей и Матвеем - они уже всё обежали и вышли к исходной верхней точке с другой стороны.
Сергей, оставив меня с Гришем, торопится к Матвею, и я только мысленно вслед говорю ему спасибо. Потому что знаю, что он пошёл "психоложить" племяша... И как поняла позже, психоложил он его очень удачно...

А потом долгий-долгий спуск почти приставным шагом. Опять на грани.
Потому что я не могу позволить себе двигаться быстрее - потому что одно неловкое движение, и... даже не хочу об этом.
И потому что я не могу позволить себе двигаться медленнее...  вот Гриш рядом идёт - и на нём не плотная ветровка с полартековой подстёжкой, как на мне, а - по сути две майки с капюшонами, внутри - совсем майка, а сверху - ну, когда-то это была, наверное, плотная хб-шная анарака, а теперь - всё равно та же майка, только с капюшоном... И солнышко уже довольно низко...

Брат делает вид, что занят съёмкой. На ровных участках отстаёт и крутит в руках фотик или камеру. А на крутых - как-то "вдруг случайно" всё время оказывается рядом со мной... Потом опять отстаёт - хотя, очевидно, всё давно отснято - мы же здесь же поднимались, и светлее было, и вообще...
Интересно, кого он пытается надурить? Обмануть меня, что я не так уж и задерживаю? Или - Матвея?...

Потом уже, когда я ему этот вопрос прямо задала, возмутился: " А чего ты хотела? Думаешь, это я только с тобой - так? Товарищу трудно, но товарищ идёт. Причём идёт так - как только может. А то, что ты - сестра, здесь не имело никакого значения..."
Ну конечно, не имело. Гриш. И я сама - такая, когда за старшую бываю... И знаю, что по-другому и ... не было бы.
А всё равно - спасибо!
И всё равно: значение имеет всё.

Как имеет значение вот эта картинка со словами: "Татик, я тут тебе можжевельник снял - ты же любишь можжевельник!"


А потом меня нашёл камень. Вот этот. И - здесь - я про него ничего не скажу  :)


А навстречу нам опять шли люди. И...
Встречный, подошедший к нам с Гришем был...

Я не знаю, кем он был, этот высокий человек, абсолютно прямой под немальньким рюкзаком, с резко-высеченными чертами лица и невероятным взглядом. Это не человек был вовсе. Люди не бывают такими горячими. В людях нет такого сумасшедшего духа...

Мужчины заговорили... Я вспомнила... И, улыбнувшись, поспешила вперёд... Но идти было уже легче. Наверное, соприкоснувшись с волшебством, даже с самым краешком, мы становимся сильнее. Мой собственный поток раскалился, нога начала оживать...

Я боялась оглянуться, потому что... это было почти богохульство.
Ведь я себе просто придумала это. Мне надо было откуда-то черпнуть сил, вот я и нафантазировала. Оглянуться было равнозначно...
Нет, я не оглянусь! Пусть я буду знать, что так - было. Ведь было же!..

Конечно, было! Через несколько минут - или - не знаю сколько - Гриш бегом меня догнал. Заглянул в лицо и выдохнул:
- Видела, КАКОЙ!!.. НАСТОЯЩИЙ,,,
- Видела, Гриш...
мы помолчали...
- Гриш, а как его... звали?
Брат совершенно растерялся:
-Знаешь, а я даже не спросил...
Оглянулся и...
Разве Встречного догонишь?...

продолжение следует

Update от Гриши: Большой Иремель 1585м. - вторая по высоте вершина Южного Урала. Первая - Яман-Тау ("Плохая Гора" в переводе) - 1600 м. Большой Иремель называют ещё Магнитной Горой.

Update 2: Поговорили о Встречном... И сошлись во мнении, что ТАКОЕ причудиться не могло - хотя бы потому, что очень острое восприятие было у нас обоих. И улыбнулись мысли о том, что если бы ОБА там не были - пожалуй, рассказ-описание другого был бы воспринят как домысел и фантазия...
Я высказала совсем уж крамольную мысль, что может быть, не тормози я так отчаянно, мы бы и вовсе с Ним не встретились... Брат задумался, и - согласился...
Tags: Таинкины рассказки, о близком, южный Урал 04
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments