Тата (ТАинка) (tainka) wrote,
Тата (ТАинка)
tainka

Categories:

Уральский поход - Сказка о Маленькой Радости для Маленького Принца...


...Но прежде, чем мы перейдём к сказкам, по традиции ссылки на предыдущие главы:
про участников
подготовка и поезд
сутки в Аркаиме
почти в горах
на склонах Аваляка
встреча с каменными реками
семейные вылазки, прогулки и разборки
про мокрое и злое
по пути к Большому Иремелю
Большой Иремель или песня о Встречном
Добавления:
вещий Аркаимский сон
Гришины Апдейты



Почему вдруг гусеница? Ну, будем считать, что это я ползу как гусеница :)
А вообще, она мне просто понравилась. Как и камушек, по которому ползёт (камушек, кстати, теперь тоже у меня на пианино живёт).

...Сергей с Матвеем ждали внизу, сидя на брусничной травке. Матвей незлобно ворчал на нашу задержку на склоне.
Как выяснилось, он с Серёгой поспорил, что мы успеем вернуться к лагерю к... - неважно время, уже не успели.
- Матвей, прости, это я виновата...

По дороге к лагерю болтали про восприятие цветов. Гриша и Сергей вспоминали, как познакомились.
Всех сотрудников тогда гоняли на приём к психологу - на всякий случай. Сергей их тестировал "по Люшеру". Ну вот первый раз карточки разложил, и Гришка вытягивает: красную, оранжевую... ну и дальше. Ладно. Сергей с ним поговорил, карточки перемешал и снова: тяни. И Братик опять в том же самом порядке: красную, оранжевую...
С точки зрения психологии ай-яй! Не учтена одна маааленькая деталь. Гришка на карточки смотрит, как на тряпочки под одёжку. А что издалека на снегу-льду видно? Правильно: красный, оранжевый... :)

Потом уже они подружились, и Гриш первый раз взял его в горы. И сразу - не куда-нибудь, а под Шхельду на Ушбинский перевал - троечка это, для тех кому интересно. Да ещё в апреле... Кроме них двоих там ещё были Боря, Андрей, Миша. Тот поход был крут. Непогода накрыла конкретно и... Вспоминают, как палатку ставили: впятером два с половиной часа - и потом все впятером в ней жили несколько суток - речи не шло о том, чтобы вторую поставить... И камнепад, когда камешки летали мимо палатки, в которой сидели - размером с палатку... И подъём на сам перевал, когда с середины... пришлось спуститься, потому что снова ветер поднялся такой, что Брат всех развернул назад... Вот так Сергей и познакомился с горами. Выжил. И - полюбил это дело... Много они уже находили вместе потом...

Лагерь. Занялась ногой. На этот раз не пряталась, напротив, вооружилась феналгоном и всем своим опытом... Лечить себя - гораздо труднее. Во-первых, нельзя себе снять боль на время - просто некуда её вытащить. Да и поток свой собственный через руки в себя замкнуть трудно. Я обычно себя просто изнутри прокачиваю, и этого хватает. А вот так руками "всерьёз" с собой возилась только однажды, когда спину сорвала лет несколько назад. Правда, тогда это было, вообще, шоу: а вы представьте: самой себе промассировать спину - ручками!.. :)

Возилась часа полтора, наверное..
Ярославик подошёл, осторожно позвал:
- Тата...
- Аюшки! :)
- ..Тебе... очень больно?
- Да нет, что ты. Уже нет. Это я себя... балую... Чтобы завтра быть целёхонькой.
- Ты завтра здесь останешься?
- Вот ещё. С чего ты взял?
- Ну... - Славчонок растерялся совсем, - у тебя же нога болит...
Я рассмеялась.
- Славкин, нога - пройдёт. Не завтра, так через неделю. А на Малый Иремель... если завтра не попасть... можно уже никогда не попасть.
- Ну и что?
- Ну как тебе сказать "и что"?... Славик, ты мне веришь?
- Да, - ответил сразу и быстро.
Меня всегда немножко пугает та готовность, с которой дети отвечают на этот вопрос. И всегда - одинаково... Потому что после такого "сразу - да" это уже  не просто ребёнок, который случайно оказался рядом, это уже немножко Маленький Принц... И после этого уже нельзя просто отмахнуться, мол, ты просто мал, и понять неспособен... Хочется сказать что-то очень ласковое... но я говорю совсем другое:

- Хорошо. Мы сюда пришли - зачем?
Ярославик молчал. Я продолжила..
- Вот то-то и оно, что не знаешь. Для тебя весь наш поход - просто жуткий напряг. Потому что то холодно, то мокро. И пчёлы кусаются. И тащиться куда-то надо. Да ещё ныть не дают больше. Короче, горе сплошное. И - самое жуткое - непонятно ради чего. Молодец еще, хоть держаться стал!
Знаешь, если бы я с такой позиции смотрела, я бы, наверное,  ревела, не переставая со второго дня. Только я по-другому смотрю...
Для меня это - чудо! Всё. Потому что каждый день я вижу новое. Потому что мне не надо думать о том, что втёрлось в привычки. Потому что вокруг меня  люди - совершенно разные, но по-своему близкие. И при этом - я сама с собой. И никто меня из себя не выдёргивает.
Потому что я иду под дождём - но знаю, что иду не потому, что погода мерзопакостная, а меня кто-то тащит куда-то, а потому что завтра полезу на обалдительный Большой Иремель, и увижу с него то, что никогда бы не увидела в другом месте. Славик, ты понимаешь, ни-ког-да!
И по сравнению с этим и дождик, и нога, которая ноет, и всё остальное - такая чепуха...
Ты просто... наверное, пока не дорос. Саша хотел тебе показать... а ты не видишь, замкнулся на своём маленьком горе и не можешь увидеть, сколько вокруг радости... Вот и отца этим держишь. Думаешь, раз он ходит постоянно куда-то, а не сидит в Москве на диване - это почему? Наверное, ему тоже важно "прийти и увидеть" - хотя, я, конечно, не знаю как онО у него... Но ведь ходит - значит, надо ему что-то. А вот сейчас пошёл с тобой, хотел и тебе эту радость подарить - а тут - слёзы...

Славка сжался. Я себя одёрнула: почто навешиваешь груз вины на киндерёныша...
Сразу увела разговор в сторону:
- А за меня не волнуйся: видишь, сколько сижу - леплю себе "серебряное копытце"? Да я завтра бегать буду!..
И начала... сказки рассказывать. Но - кто мои сказки слышал, не даст соврать: если Татка уж начала сказку с "несказки"... сказка будет где-то рядом с несказкой бродить.
Моя "сказка" была о том удивительном, которое человек может сам себе подарить... И о маленькой радости, которая может стать огромной...

Потом откуда-то вернулся Саша, да и я, кажется, уже заканчивала со своим "копытцем" куковать... Перебралась к костру. Матвей весело швырял в огонь сушняк, да и другие подкидывали, искры сыпались на меня вплоть до сердитого Гришкиного: "Братцы! Вы чего делаете? Вы мне сейчас всю сестрёнку спалите!.."

Позже, в палатке, когда он кипятил воду, а я резала лук, к нему пристала:
- Гриш, а давай я завтра не в ботинках, а в полукедах пойду?
- Не дурИ! На камнях сразу ноги свернёшь!
- Да не сверну! Я за последние дни знаешь как насобачилась их беречь? Просто у ботинок задник жёсткий, он мне давит, вот и больно. В кедах - вообще, нормально... А в ботинках.. Гриш, ну не хочу ножку доламывать...
И вот тут Брат взвинтился, коротко, но резко:
- Что значит "доламывать"? Если у тебя такие мысли, сидела бы ты лучше завтра со Славиком в лагере! Хоть Сашку отпусти: он же, вообще, ничего не видел!..
Наверное, у меня был очень несчастный вид: Гриша сразу сбавил обороты, сказал уже спокойно:
- В кедах на камни - нельзя. Думай.
- Хорошо. Я пойду в ботинках.
Мы какое-то время молчали... совсем молчали. Потом он сказал:
- Ладно. Иди, в чём хочешь. Но ботинки возьмём с собой - на камнях сама всё увидишь, переобуешься. А по лесу - можно и так...
Опять молчали...

А на меня накатило раскаяние... Потому что... Гришка прав...
Саша так ни разу никуда и не смог с нами выбраться...
Я не знаю, КАК, но для него важно было всё это - эти Аваляки, и Иремели, и...
Я вспоминала, как Гриша рассказывал про первый поход с Сашей:
"Представляешь: первый привал, народ в тихой отключке. А я краем глаза вижу: Саша открывает рюкзак... берёт камень, кладёт в рюкзак, берёт второй... Я к нему подкатываю:
- Саш, а что это ты такое делаешь?
А он мне отвечает:
- Да чего-то нагрузки маловато, вот решил рюкзак утяжелить...
- Ах, вот оно что?! А ну-ка выкладывай свои камни! Братцы! У кого чего тяжёлое - тащите всё к Саше!.. :)

И Эльбрус, с которого Саша с ещё одним их общим товарищем, Гришкой "подсаженным на  иглу гор", вернулся месяц назад, по совести - почти чудом вернулся, потому что пренебрегли всеми правилами "техники безопасности"... Ой как Брат на них ругался! "Тат, я же им весь маршрут проработал! А они! Перед подъемом встали низко - можно было на 400 метров выше стоянку организовать! Тат, это ж лишних 400 метров набора высоты! И вышли поздно! Разве можно на Эльбрус поздно выходить?! На Эльбрус затемно выходят, потому что ...<...>... а они, вообще, уже в темноте, считай на ощупь спускались!.."

Короче, ЧТО для Саши горы - я не знаю, но то, что значат для него эти восхождения много - сомневаться не приходится...
И сына, единственного, обожаемого, привёл, чтобы разделить с ним... И сидит теперь в лагере по рукам-ногам повязанный...

А я - эгоистка несчастная! Вот хоть теперь бы - пока глупостью своею надломленная - чем тормозить ребят на завтрашней пробежке своей хромостью - отпустила бы Сашу! Посиди с киндером - расскажи ему ещё сказку - другую, весёлую, чтобы согреть его хоть привычной радостью, раз не может греться такой, какая близка тебе...

Но... Зачем я Славчонку душу своей сказкой травила? Ведь когда мы сказки рассказываем - то всегда прежде всего - себе! Я вот журчала ею, журчала, а сама только и думала, что завтра с утречка - под ветер и солнышко - я точно знала, что завтра будет солнышко и ветер! И с ногой - я знала! - завтра будет всё в порядке, тем паче в кедах, она уже и сейчас - почти не болит...
Но теперь... вот как в глаза глядеть - им всем? А хуже - в зеркало...

Я не пошла к костру. Сказала, что ложусь спать. Залезла в спальник... Лежала и ревела в три ручья... Потому что поняла, что - никуда не денусь от этого гномства - предложу завтра Саше, что останусь со Славиком, а он - пускай идёт с ребятами. Потому что так - правильно... Может быть, конечно, откажется? Может быть...

Потом пришли Гриш с Матвеем, я притворилась спящей... Слёзы текли и текли, и я не помню, в какой момент они превратились в ветер и солнышко моего сна...

Как выяснилось, спала я крепко. Невероятно крепко. Потому что с утра Гриша с Матвеем вовсю обсуждали ночное приключение: к палатке приходил "кто-то большой". Шарил вокруг палатки и было страшно, а потом этот "кто-то", наступил, похоже, на пластиковую бутылку, потому что раздался характерный треск, который  "кого-то" сильно напугал, потому что "кто-то" дал дёру прямо через кустарник... А я слушала их и... я ведь не то, что не испугалась - я не проснулась даже!... Потом я вспомнила про Малый Иремель, на который, наверняка, теперь не попаду, и снова впала в грусть...

В палатку просунулась голова Саши.
Угу, "С добрым утром"...
Сейчас скажу. Сейчас скажу...
Но Саша заговорил сразу сам:
- В общем, так: Славка сказал, что хочет вместе со всеми на Малый Иремель...


продолжение следует
Tags: Таинкины рассказки, околопсихологическое, южный Урал 04
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments