June 21st, 2010

makovaya

один-о-чест

Есть люди, с которыми не судьба.
Нет, я не о любви, хотя и о ней тоже.
Я о том, когда столкнул случай, и развел случай - но в сердце осталось место для.

Ну неужели не было у вас ни разу чувства, щемящего своей безнадежностью, что вот этот человек вам остро необходим...
Чувства, полного непонятно откуда взявшейся уверенности, что и ему без вас - не хватает в жизни чего-то важного...
Чувства значимой общности и одновременно горькой разобщенности...
Неужели - не было?

Если было - вы поймете сейчас, о чем я. И может быть, вам даже необъяснимо захочется обнять меня, потому что суть одиночества - значимая общность с теми, с кем горько разобщен...
Если не было - всем сердцем желаю вам... найти, отыскать это чувство в себе - не в настоящем, так однажды.
Потому что бесконечно ценно только то, что не заменить.

А не заменить - это суть либо любви, либо одиночества - двух полюсов одного целого. Мира с одним полюсом еще не придумали?
Кубик

Замри-отомри

Замри-отомри.
Отомри,
Чтоб катилась по блюдцу
Холодного неба пронзительность красок зари.
Потом будет день, и те краски как будто сотрутся,
И будет светло, а не резко, и вне, и внутри.
Замри-отомри.
Говори.
Чтоб текло разговором,
Не только одним ожиданьем несбыточным жгло,
Чтоб в Будущем не оказаться из Прошлого вором,
И чтобы оно - наконец вопреки, не назло!
Замри-отомри.
В эту комнату вход - он же выход.
Не надо откручивать ручку дверного замка.
Не всё ветер в спину. Бывает, получишь поддых. И
Не выдохнуть боль, даже если прошепчешь "Пока..."
Замри-отомри.
Отомри! Отомри!! ОТОМРИ ЖЕ!!!
А эхо качает: не ври...
Хоть себе самому...
И ты замираешь, чтоб только не слушать бесстыже
Тот голос. Не слушать. А слыша - не внемлить ему.
Ну что ж? Притворись.
Притворись, что ты замер, не слыша.
Не мне осуждать. Нет, не мне... Да и кто без греха?
Порой отмереть замирающим кажется лишним,
И лишнею кажется каждая строчка стиха:
То замер, и - ночь...
То - опять покатилась по блюдцу
Холодного неба пронзительность красок зари.
Потом будет день, и те краски как будто сотрутся,
И будет светло, а не резко, вовне и внутри.