Тата (ТАинка) (tainka) wrote,
Тата (ТАинка)
tainka

про обыкновенных "невиданных зверей" :)

Выйдя на дорогу, они увидели троллейбус, стоящий на остановке. Последний заходящий пассажир уже наступил на нижнюю ступеньку.
- Бежим! - крикнули они друг другу так одновременно, что потом, рассказывая эту историю, со смехом вспоминали Ревизоро-Гоголевское "Э! - сказали мы с Петром Ивановичем".

Ребята рванулись, машина стояла и как будто ждала их. Но в тот момент, когда Мартин был уже в каком-то метре, а Марта лишь немножко от него отстала, двери предательски захлопнулись, и троллейбус тронулся с места.

Парнишка, еще надеясь, что водитель их впустит, догнал не успевшую разогнаться машину и легонько ударил в дверь, но водитель и не думал ее открывать.

Подбежала Марта. Ребята несколько секунд обиженно смотрели вслед удалявшемуся троллейбусу, а потом так же разом, как "Бежим!" заговорили. И одновременно сказали кое-что в адрес водителя. Только вот кое-что это было у них очень разным.

- Вот козел! - сердито сказал Мартин.
- Ну и красавец! - презрительно процедила Марта.

Они посмотрели друг на друга и рассмеялись. Потом Мартин сконфуженно произнес:
- Извини, Марта!
- За что? – не поняла девочка.
- Ну… я назвал его...
Договаривать фразу не стал, вместо этого быстро сказал:
- А ты - молодец!
- Почему? - опять спросила Марта и добавила:
- Назвал и назвал. Он этого точно заслужил. Видел ведь, как мы бежали. Назло просто...
- Ага, заслужил. Но только все равно не надо было мне так при тебе. Вот у тебя же - "Красавец", - он попытался скопировать интонацию Марты, но получилось совсем непохоже. Оба рассмеялись.

- Вот, - продолжил Мартин, - это ж суметь надо, так назвать совершенно нормальным словом, что обидно не меньше, а других не заденет. Вот и говорю: молодец ты! Я так не умею.

- Ты меня нисколько не задел, - серьезно сказала Марта. - Я же не бабушка! Потом ты же сам видел: когда ты пробуешь действовать как я, у тебя это просто не получается. Это нормально! Ты... ну, другой. Но что же тебе теперь - молчать? Тем более, что водитель этот - точно... козел.

Мартин вздрогнул.
- Не говори так, Марта, попросил он. У тебя это получается еще хуже, чем у меня "Красавец". По крайней мере, когда ты не имеешь этого ввиду.

Они немножко помолчали в задумчивости, и вдруг Марта сказала:

- Мартин, вот гляди! У меня, действительно, не получилось назвать всерьез его этим... - она смутилась и замялась, но продолжила, - рогатым. Действительно, потому что я его этим, на самом деле, не считаю. Но ведь красавцем я его не считаю тем более! Я и лица-то его не видела! Больше того! Будь его лицо трижды красивым... Нет, Мартин, получается, что я - вообще, чушь какую-то сказала неискреннюю. Ты-то хоть то, что, правда, думал! Ты искренне, а я... И ты еще извинялся...

- Знаешь, Марта, - очень серьезно и почти сразу ответил Мартин, это глупо. Мы оба отлично знаем, какой смысл ты вкладывала в слово «Красавец». То, как ты это произнесла, не оставляло никаких абсолютно сомнений…

- Абсолютно! – подтвердил знакомый голос.
Дети подняли головы. Сверху на них, широко улыбаясь, смотрел папа Мартина.

- Здравствуйте, дядя Игорь! – растерянно произнесла девочка.
- Привет, пап! – парнишка удивился меньше, - Мы к нам едем. Ты тоже домой? А ты когда подошел? Мы и не видели тебя.
- Бежал прямо вслед за вами, - сообщил довольный отец. – А потом так увлекся вашей беседой, что не хотел перебивать. Уж больно занимательно.
- Что уж тут занимательного? – мальчик слегка покраснел,- Просто я сглупил, а Марта пытается мне доказать, что это не я дурак, а…
- Я ничего не пытаюсь доказать, - возразила девочка. – Я просто не считаю тебя неправым, а дураком тем более, наоборот…
- Пап, ну скажи ей…
- Скажу, – отец улыбнулся. – То, что одно и то же вы выразили разными словами – это совершенно нормально. Вы очень разные, как же иначе. Марта, пожалуй, лучше воспитана, это факт! Тут ты, сынок, прав. И язык свой при сестре мог бы немножко сдерживать…

Мартин опустил голову. Зато Марта возмущенно сказала:

- Ещё чего! Сначала он будет сдерживать язык, подменяя слова, чтобы мою де-воч-ко-вость не травмировать, а потом просто перестанет разговаривать. Ну уж нет!
- Ты что, Марта?! – выдохнул мальчик…
Отец его перебил:
- Вот уж этого не бойся, не перестанет. Далеко не каждый парень так умеет дружить, даже я видел… А вообще, знаете, ребята, что я вам скажу? Я на вас смотрел и удивлялся. Прямо звери невиданные расчудесные. А потом подумал, что так, наверное, и надо, хоть и редко встретишь. Очень я порадовался, на вас глядя…

- Почему? – спросили те так одновременно, что…

(…да, опять вспомним «Ревизора». И посмотрим на наших героев с той же радостью, что и мужчина, улыбавшийся сыну и племяннице…)

- Наблюдая, как вы тут были готовы подраться, защищая друг друга, не нашли только с кем, я понял, что вы оба обладаете редким качеством: даже не просто оберегать друг друга, а еще искать и находить в другом хорошее, а на себя при этом смотреть критически…

- Точно! Только она к себе - слишком критически! – сразу согласился Мартин.
- Мартин, он такой! – совершенно одновременно с ним подтвердила Марта.
Tags: Таинкины рассказки, про Марту и Мартина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments