Тата (ТАинка) (tainka) wrote,
Тата (ТАинка)
tainka

Пятый день. Подъем из ущелья Башиль вверх под перевал Килар.

twilightelfe - прощание с Башилем - раннее утро в Башиле, зафотографированное Алёнкой - здесь и дальше кликабельно
Подъём в 6 утра. Вставала тяжело - элементарно не выспалась. За полтора часа собрались и побежали. Вот... Видите мостик?
Мостик через Килар На фотографии, сделанной Яриком, на нём стоит Федя.
По нему нам суждено было всем пройти, потому что это единственная дорога через очередной горный ручей.
Хороший такой мост, широкий, удобный, хоть маршируй по нему. Не то, что непонятная полулестница, по которой перебирались на переправе! Вот я, весело проскочив, оборачиваюсь, чтобы сказать всё это Кошкину, который идёт в нескольких метрах за мной, оборачиваюсь и... Дальше - замедленная съёмка. Мостик-то широкий, но один из тросов, на которые прилажен, провис сильно, поэтому доски посередине лежат под наклоном. И вот на этих наклонённых влажных досках Кошкин поскальзывается и начинает падать. Страшно взлетают палки, и он сам, утяжелённый и лишённый простой координационной поддержки 25-килограмовым рюкзаком, летит...
Вы знаете, что это, когда родной человек падает в пропасть, а тебе ну никак не успеть, потому что даже без рюкзака я не перепрыгну те 7 или 8 метров, которые нас разделяют за время его падения? Всё-таки делаю отчаянный рывок назад, но - нет, невозможно...

Каким-то чудом он сумел дотянуться и ухватиться в последний момент за тонкую проволоку с другого края моста и удержался. У меня же... Неважно.
В общем, адреналину хлебнули такого, что мама не горюй. И первый крутой подъём по лесистому участку горы, воспоследовавший непосредственно сразу после этого эпизода преодолели влёгкую - на стрессе, не иначе - хотя он был довольно крутой и длинный, но, правду сказать, очень удобный - тропа она и есть тропа, даже когда полуметровыми ступеньками. Взлетели наверх, где лес заканчивался и начиналось голое высокое ущелье, по которому нам предстояло подниматься вдоль той самой бурлящей речки, в которую чуть не улетел Кошкин. Но прежде чем пойти дальше, сбросили рюкзаки на короткий привал, дабы просто передохнуть, да намазаться кремами от жгучего солнышка...

Опять же, я, конечно, всегда знала, что настроение - вещь очень сильная, но настолько? Не так важно, с чего оно у меня слетело вдруг с немаленькой высоты, где мы были, куда-то туда, куда за час до того чуть не улетел Кошкин. И, наверняка, бешенный утренний испуг впополаме с отчаянием "не успеть" тоже сказался на моём физическом состоянии, когда вышла из шока. Так или иначе, но я, до того вполне сильная и уверенная в себе, вдруг осталась без сил совершенно. По ущелью мы поднимались террасами, т.е. почти пологие участки чередовались с довольно крутыми склонами, то каменистыми, то травяными. Крутыми, но не сказать, чтобы очень уж высокими и опасными. И, казалось бы, в таком ритме идти должно бы быть относительно легко: залез по круче, потом на ровном участке отдохнул. Казалось бы. Но на деле вышло совсем не так. Сказать, что мне было трудно - это ничего не сказать. Тело стало ватным, а ноги чугунными, каждый шаг через силу, даже на пологом, что уж говорить о круче. И при этом многочасовая баллансировка на тонкой грани, отделяющей просто дикую усталось от остро-режущей боли. Слёзы в глазах. И жалкие остатки гордости, не позволяющие эти слёзы показать. Надвинула кепку на глаза, запахнула марлей лицо. Как-то доковыляла до следующего привальчика. Легла на траву ничком, вытянулась и поняла что не встану, пинайте меня как угодно. Рядом кто-то опустился на колени, молча начал мягко массировать мне голени. Тело узнало почерк рук Кошкина, но я даже голову не могла повернуть поначалу. А он просто продолжал незамысловатый массаж, сперва молча, потом мурлыкая вполголоса песню о том, какая я замечательная и неповторимая... Но всей моей замечательности и неповторимости хватило только на то, чтобы спустя какое-то время всё-таки встать, взять рюкзак и пойти вперёд. Не хочу отставать. Не хочу...
даже фотографировать пытаюсь. справа - Валера
Хотеть не вредно. Народ быстро догонял и перегонял, и я ничего не могла с этим поделать. На самых длинных и крутых подъёмах Тихон дважды бегом забрасывал на какой-нибудь пятачок свой рюкзак и так же бегом возвращался за моим. Какое отказываться? Мёртвые Татки никому не нужны, даже им самим. Я шептала спасибо и пыталась двигаться хоть немного быстрей хотя бы налегке. Останавливаясь после каждой серии шагов, всякий раз оглядывалась назад на густой Туман, который поднимался из Башиля вслед за нами, неотступно преследовал нас в каком-то полукилометре за спиной. Было в этом что-то тягостное и тянущее, казалось, вот-вот накроет. Но - не накрывало, просто белая стена шла и шла, оставаясь на одном и том же расстоянии.

Потом мы остановились на обеденный привал. Я опустилась на камни лицом к Туману, и пыталась разговаривать с ним. Он не отвечал, но вдруг стало ясно, что он - тоже остановился, не подходит ближе. Когда мы тронемся, он напять начнёт неторопливое преследование...

Но пока что у нас привал. И только теперь видно, как измочалена вся остальная группа. Засняла Фёдора. Как самого колоритного.

и ещё:

Впрочем, не все, не все... Маечка и Саня

Кузнечик на штанине Тихона

...Чем дальше, тем больше ужасала мысль, что скоро надо будет снова встать, надеть рюкзаки и идти. Когда всё-таки поднялись... Ноги, да и всё остальное тело вслед за ними завопили. И не у меня одной. Алёнка озвучила, что сказали ей Её ноги. Они сказали:
- Девочка, а давай, дальше ты без нас?
... Начинать шагать было невыносимо. Потом просто тяжело. Потом - разошлась.
Да и недолго уже оставалось.
А туман творил невообразимое. Он стоял за нами уже стеной до неба. Но периодически в этой стене то тут, то там открывалось окошко. Тогда я Валеру и сфотографировала, кстати.

И вот стоянка. Мы как будто в чашке, у которой срезан под основание кусок стены. То есть все стенки каменные, а кусок - стена Тумана. И на донышке мы. Река разлилась широко, поэтому мелкая, можно перейти её, вообще, практически посуху, перепрыгивая по камушкам и отмели. Но прыгать нет никакого желания.
Вот так Ярик сфотографировал "выход из чашки":

А вот так Кошкин для меня незабудки. Чтобы порадовать


Поставили палатки. Ребята отправились лазать на скалы. Звали меня, но я не пошла, промямлив, что разобраться надо и дневник написать, может быть, потом. На самом деле, понятно было, что "потом" не будет, но сказать однозначное "нет" Тихону у меня малодушно не было сил, особенно после того, как он меня сегодня вытаскивал. Угу, именно: он не рюкзак мой вытаскивал, он меня вытаскивал!

Зато то, как дюльферялся Игорь, можно увидеть благодаря Алёнкиной фотоохоте:

Я, действительно, села писать дневник в палатке. В палатке, потому что на улице было очень холодно. Замогильный какой-то холод прямо, даром, что в "чашке". К вечеру все по очереди начали влезать в пуховки и синтепоновки. Угадайте с трёх раз, с кого это началось?..

А потом вдруг природа решила показать нам свой эксклюзивный спектакль. И Туман оказался не стеной, а занавесом, и этот занавес раздёрнули над высокой сценой. И дно нашей чашки оказалось тем партером, в котором мы - почитаемый Зритель, ради которого всё это представление. Это был балет парящих, растущих из туманной перины вершин гор. Пачки этих величественных балерин, шевелимые капризным ветром, переливы закатных красок, придающий румянец невиданного доселе грима - всё это создавало невероятную иллюзию танца. Прима-балерины тесно друг к другу - Безенгийская Стена; красивейшая вершина Западного Кавказа пирамидка Тетнульт, и многие, многие другие, безымянные для меня, ничего не смыслящей в географии, Танцовщицы. Был бы рядышком Брат, всех бы сейчас назвал по имени. А мы просто, задержав дыхание, смотрели на это представление под аккомпанимент бегущей воды и крутящегося ветра...

эту и следующую фотографировала я. на мыльницу


эту и следующую фотографировал Кошкин. на Pentax


а эту и следующую фотографировал Валера на свой Кэнон: первую широкоугольником, вторую телевиком. А у нас таких объективов нет. Понятно теперь, почему хочется?

Ужин прошёл скомкано. Просто жевать, когда такая красота вокруг, скулы отказываются. А оно продолжалось в течение пары часов, если не больше. Да, полноценный спектакль. Не миниатюра какая-нибудь.

... А когда совсем уже стемнело, Туман, наконец, накрыл и нас. Резко и бесповоротно. Занавесочку задёрнули. Погасили свет. Представление закончилось...
Нет! Поодаль шла человеческая репетиция: сквозь туман размыто, но ритмично двигались силуэты. Это Ярик взялся тренировать Федю. Такой вот причудливый театр теней...

продолжение следует
Tags: (фоТА)охоТа-нА-ТАТу, foTAохочусь, Кавказ 07
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments