Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ВОЛЯ!!!

Не войти в одну и ту же реку дважды...

Не войти в одну и ту же реку дважды,
И не в том совсем здесь дело, что я трушу.
Можно вымазать беспечно тело в саже,
Всё отмоется. Но - тело, а не душу.

А в душе же - если выгорело чёрно,
То не в том, конечно, дело, что болело,
Но покорным будь судьбе иль непокорным,
Это чёрно никогда не станет белым.

И покажется, что нету избавленья.
И опять ты ошибёшься, слава Богу!
Потому что нет - всего лишь возвращений,
Но блуждая - снова выйдешь на дорогу.

Пусть дорога та - не в прошлое, конечно.
И спасибо, что - не в прошлое, поверьте!
Но она ведёт к прощению нас, грешных
В несерьёзных отношениях со смертью...
стиходиалог

Стиходиалог с Золотой Аукубой

Давно не стиходиаложили. Да и, вообще, рифмовала я в последнее время как-то очень редко. Поэтому, может, и выложила на днях под замочком не стих даже, а черновик, пролежавший почти год в черновиках. Но Леся откликнулась и потянулась ниточка...
Люблю свою собеседницу - в стихах и в жизни! И с разрешения выношу из-под замка.

tainka:

Ну, не в спину был выстрел! Честный!
Уж насколько дуэль честна.
Тут конечно бы выжить вместо
Славной гибели... неуместной,
Убежать от кошмара сна,
Но - не сон. Что же это было?
Мне - стреляться? Какая чушь!
Только память мою размыло:
Что-то я не простила? Или
Не простили меня? Всё кружжж-
-ит, кружит, кружит, кружит, кружит
Листопад - а средь листьев я
Так нелепо лежу! И му-же-
-ства найти мне откуда? Хуже -
Мне и женственность - не своя:
Дуэлянтка - не сеньорита!
Разве женское дело - в грязь,
Пусть листвою она прикрыта,
Пусть дождями она умыта,
Но позволить себе упасть?..
Пуля в сердце? Да бросьте! Ранка!
Нет, не в этом беда моя!
Неужели я - дуэлянтка?
Интриганка иль хулиганка?
Как мне жить с этим? Как же я?
Я же девочка - внучка, дочка!
Я же девочка - в юбке-клёш...
А теперь - на земле, сорочка
Вся промокла - и кровь, и дождь,
И пора уж поставить точку...



aucubagold:
Только точкой ты не уйдешь
От себя, и от тех, кто пулей
Хочет в споре отнять свое.
Сердце где? Уже умыкнули?
Нет шалишь. Это, брат, мое.
Это здесь, горячее, нежно
И привычно в груди стучит.
А дуэль, она неизбежна.
Пулей, словом ли...закричит
Вдруг вночи, осенняя птица,
Затрепещет мокрым крылом.
Спи. Ну, что же тебе не спится?
Мы потом все поймем. Потом...



tainka:
Сердце - где?
Да что-то болит.
Только я не хочу про это.
Да и бестолку: слышишь "Пли!" -
И поэта уже и нету.
Все смешалось: дуэль? - расстрел!
И опять: назовите словом
Хоть каким. Беспредел. Предел.
Пуля-дура на все готова.
Точка? Выстрел. Дыра в груди.
Есть ли польза, что влет - навылет?
Кто же знает, что впереди?
Я вот точно не знаю. Вы ли?



aucubagold:
Выли ночью залпов следы,
Выли матери тех, кто пали.
Заслонить тебя от беды
Я могу? Только вот едва ли
Растворится во тьме накал
Слов безумных, больных, неправых.
Месяц в небе с тобой не спал,
Не найдя на буран управы.
А наутро осень в окно
Глянет, спросит, ну, что, остыли?
Ей, беглянке, не все равно
В сердце влет иль в судьбу навылет...



tainka:
А наутро осень в окно.
Гляну - что же, пока что осень,
В этом желто-багряном кино
Мы еще ни о чем не просим.
Зябко? Полноте! Скоро зима!
Разве то - назовешь холодами?
Это просто метанья ума,
Что случились сегодня с нами.
А потом мы затопим печь,
На худой конец - батарею.
Слов картечь - это только речь,
Потому и стреляем ею.
Слов картечь - лишь бы, только слов!
Пусть слова, хоть какие брошены!
Но кромсает безумья зло
Все подряд в кровяное крошево.

Ну а осень-зима-весна -
Равнодушны к людской трагедии.
И небелая ночь черна,
А она небела в том краю, где я...



aucubagold:
Белые ночи черным черны.
От ненависти? От войны?
Доживем ли мы до весны?
Доживем. Ведь еще нужны
Нам тепло, и любовь, и свет.
Не на год, а на много лет.
Чего не было - того нет.
Ну а след...растает и след.
Ночь когда-то будет нежна.
В память сердца уйдет война.
Отстрадает свое страна,
Станет чуткою тишина.
Ну а мы? Как мы будем жить?
Как мы будем дружить, любить?
Вместе, порознь за счастье пить?
Может, будем. И жить и быть.



tainka:
Ну любить-то - конечно, будем.
А дружить - если хватит сил.
Что бы ни... - мы с тобою люди
На одном острие оси.
Мы заложницы наших близких,
И за ними хоть в самый ад,
Нам однажды предъявят иски -
Кто вернётся потом назад?
Нет, пути неисповедимы,
Может, к счастью, а может, нет,
Мы порою проходим мимо
Тех, кто мог бы нам дать ответ,
Потому что другие люди
Так близки, что не вложишь в слог.
И любить мы - конечно, будем.
Слава Богу!
Помилуй Бог!
1 июня - танец

Вспомнилось старое, горькое...

Потерпели крушение корабли,
Развалились на щепы острые.
Мы доплыли. И думали, до Земли,
Оказалось же - лишь до острова.
Мы стремились к нему избежать беды,
Из последних сил, во спасение.
Но на острове нашем нет пресной воды,
Хоть красив он как рай весенний.

Позади шторма и надежды нет,
Здесь - травы перина мягчайшая.
Здесь бушует жизнь: скалы, травы, свет...
И от жажды смерть настоящая.
Разве можно отсюда куда уплыть -
Сил то нет, они все растрачены.
И пока до безумья не хочется пить,
Нашей волей за всё уплачено.

Воли той, что хватило, чтоб выжить - жить,
Вырывая себя из ада,
Только счастье - пригоршнями пить и пить,
Только пить! Другого не надо!
И теперь, в отрицаньи короткой беды
Мы спасеньем своим наказаны.
Ведь на острове нашем нет пресной воды,
Хоть красив он как рай неназванный.

Да мы вместе. Но мы не в силах помочь
Ни друг другу, ни тем, кто, веки
Не сомкнув, ждёт нас там, где в постели ночью,
Где озёра, колодцы, реки... -
Ждут, болеют душою...

Боже, избавь
Их - в своей милосердной власти -
Добираясь до жизни однажды вплавь,
Так понять, что такое счастье...
v_ladoshkah

*** Иногда покажется - силам нет конца...

Иногда покажется - силам нет конца -
Я же не двужильная, жил во мне все шесть,
А ещё седьмая, что не всем увидеть, есть...
Показалось. Семь - и что? Не вернуть отца.
Не вернуть ушедшего, будь тех жил хоть сто.
Не обнять. Не ждать ответ. Не просить: "Прости!"
В одиночку ужасаться своей чёрствости,
Не смирясь с потерею, с этим воровством -
Смерть крадёт - иначе быть и не должно,
Только вот смирению будто зря учусь.
Если больше голову не прижать к плечу -
Что мне то смирение? Где - во мне - оно?
И уже не вышептать, не вплести в слова,
Слышать "время вылечит", зная, что - враньё.
Ужасаться собственной чёрствости - её
Невозможно отрицать, ведь сама - жива...
makovaya

"Когда отпустит..."

Тема понравилась, но стих написался совсем не сразу, и его пришлось править...



Казалось, когда отпустит, вот тут-то и буду жить
Без горечи и без грусти, а главное, что без лжи.
Но таяли только силы, а чтоб отпустить – увы! –
Коль сердце не отлюбило, что проку от головы?
Однажды же... Ты послушай, случилось что, расскажу.
Любовь отпустила душу: – Живи себе, не держу!
Живи, как тебе угодно, отныне и на века!
– Свободна? – Совсем свободна! Как тучи и облака!
...Зажгла на прощанье свечи, в бокал налила вина,
Накинула шаль на плечи – ну вот, наконец, одна.
Ничто не дрожит, не плачет, не крутит меня, как жгут.
А сердце вздохнуло: "Значит, и мне – пора. Что мне – тут?"
Хотелось кричать: "Ну, нет же!" Но замерли все слова –
Коль бьётся оно всё реже, что сделает голова?
Свело напряженьем скулы, язык обратился в медь...
Нет, я не тотчас проснулась. Был долог тот сон про смерть,
Был долог тот сон как вечность, без сердца и час как век.
Но кончился он, конечно, и я обратилась в бег –
Пусть, с горечью, не без грусти, но всё же он наяву.
Я верила, что отпустит. И я дождалась. Живу!

daleko

я не хотела об этом...

я говорила, что с Братом и его Олей ходила этой осенью гулять по Мещёрскому лесу. показывала кое-какие фотографии, макро там красивое, травинки в инее...
при этом внимательные мои читатели заметили, что рассказывать о той прогулке не рвусь, а самые внимательные - что я слегка не в себе...
нет, мы тогда, действительно, славно погуляли. и утренний иней, и мухоморы, и речка Поля, и фигуры в костре, и небо, и ветер... и много-много разного хорошего было.
а страшных было - последние полтора-два часа перед выходом в посёлок. и это страшное оставило такой след, что и рассказывать не рвалась, и не в себе была, а на следующий день после возвращения слегла со всеми признаками сильного отравления.

что же я там такого увидела за эти полтора-два часа? так вот, перед этим долго мы шли по чудесному, волшебному лесу, и погода была роскошная, и люди вокруг - дорогие и замечательные, и настроение соответствующее, как вдруг всё вокруг начало резко меняться.
аккумуляторы в Пентаксе разрядились ещё с утра, поэтому качество мыльничное - мой отважный маленький Кэнон, который всегда в кармане, и которому достаточно батареек, которые Пентакс счёл уже негодными. может быть, хорошо, что качество - вот такое...



если поднять голову вверх, то он, не сильно отличался от того, по которому мы только что шли - те же зелёные кроны сосен с редкими жёлтыми - берёз. но если взгляд опустить, то все деревья были где-то на метр от земли обугленными (вот,знаете, как извёсткой иногда их белят от вредителей? вот только извёстка - чёрная...) и земля вся посыпана головешками, выглядывающими из-под небольшого слоя осыпавшейся листвы...

летом лес здесь горел... признаюсь, когда я пыталась раньше представить себе лесной пожар, воображение рисовало стену огня, вырастающую на метры ввысь... нет, этот пожар не был таким... высоким... горел дёрн - спокойно и методично. кора толстых стволов деревьев обгорала снизу, но сами стволы - сильные, полные летних соков - не занимались... только можно ли в такой ситуации говорить радостно, что жизнь победила?
горел дёрн, а вместе с дёрном горели корни, стелющиеся вдоль поверхности...

страшен был этот лес, помнящий ужас, который охватил тогда всех его обитателей.
Collapse )

я не знаю, с чем сравнить ощущения оттуда, меня и сейчас зазнобило, пока писала, да фотографии выкладывала.
а зачем я всё-таки это показала и рассказала?

если есть силы, сходите ещё по ссылке...
makovaya

memento mori

Москва сейчас горькая. Оно и понятно. Едучи на работу, вглядывалась - коротко, но глубоко - в лица людей. Строгие, сосредоточенные лица. Сейчас всех встряхнуло. Это только кажется, что город огромный. Ведь если через 6 "рукопожатий", как утверждается, знают все и всех на этой планете, то что уж говорить об одном городе. У меня вот - через два таких рукопожатия потеря: у близкого человека бывший коллега... Я его не знала, и не узнала бы, наверное, но вот теперь знаю: трое детей осталось без отца...

Сейчас Москву встряхнуло. Пройдёт немного времени, и (дай Бог, чтоб только не повторилось!)...
Всё-таки не зря говорят "помни о смерти". Горечь, которая сейчас обволакивает город, растворила мелкие дрязги, вчера на людей на работе глядела: терпимей стали, что ли... Ненадолго, конечно.
Но как ни крути, когда такое горе рядом, насколько мелочными кажутся всякие "персональные" заморочки: кто-то не ответил "взаимностью", с кем-то не нашли общий язык, кому-то ты безразличен, а кто-то тобой манипулирует... все эти неприятные, безусловно, вещи, способные в обычное время здорово попортить нервную систему, а человека с не вполне здоровой психикой и вовсе начать сводить с ума, вплоть до подведения к мыслям о суициде - физическом или моральном... - фу, мерзость какая!

Смерть - она не полу-мазохистические метания с тайной надеждой на то, что за страдания души, влюблённой в предмет бездушный (али ещё чего недополучившей), бог, от которого только что отказались (раз он не внушил взаимности этому самому предмету, или другого блага не выдал), которого обличили в постыдном непотакании человеческим прихотям, вот он теперь - может быть, одумается, и исправит совершенное, и человеку, его "наказавшему" отрицанием и угрозами, непременно додаст всего, что тот требует как невоспитанное истеричное дитя - конфету... Это - не смерть, а отвратительная игра, которая может на каком-то этапе внушать жалость и попытку помочь (если больше и всерьёз некому, а человек каким-то образом попал в пределы твоего существования...), но чаще вызывает здоровую брезгливость и отторжение; когда же рядом горе реальное, такие игры внушают только отвращение.

Потому что смерть - она другая. Вот такая, какую во всей её беспощадности и необратимости увидели вчера. Жил человек в большом красивом городе - счастливо ли, не очень ли, неизвестно, но жил, работал, растил троих детей... И - остался красивый город, и дети - без отца. Человека - больше нет.
Ужаснулись, потому что... в мирное время, не от болезни, и даже несчастным случаем язык не повернётся назвать - злая воля, беспримесное зло... Потому что слишком много смерти, боли и страха сразу - там, где никто не ждал.
Но смерть - её и не ждут. Никогда не ждут. А вот помнить о ней - надо.

...
Нам - что остаётся? Встряхнуться. Помочь тем, кто рядом. Любить того, кто Близкий. Верить в Бога - в Своего Бога. И кому-то из Людей - если повезёт... Самим - оставаться Людьми, настолько хорошими, насколько сможем. Радоваться Жизни. Потому что мы живы. Потому что Жизнь - удивительна и прекрасна, а смерть... только остро напоминает нам о Том Прекрасном, Чему - радоваться и поклоняться, и о Тех прекрасно-Близких, Кого - любить, беречь, нести в сердце своём... или на руках, если потребуется...
1 января 2009

да, кстати ***Как случилось - не разобрать уже: На любви замешана желтизна

Призрак

Как случилось - не разобрать уже:
На любви замешана желтизна,
Бабье лето настало, и - надо же! -
В красно-рыжий выкрашена весна.
Как случилось? А так: пожар!.. -
Сам собой возник и гореть, гореть...
Ты гори, пока не прогорит душа,
Что жалеть ее? Что ж её жалеть?
Да! И призраком тоже не зови!
Не зови, да поможет тебе Господь!
Желтизна замешана на любви,
А любовь - не только дух, но и плоть!
Прогорит пожар - оголит каркас.
Пусть сегодня - жизнь! Что ж, что завтра - смерть?
Облетят слова вихрем желтых фраз...
Но еще куплет я успею спеть.
Допою куплет и уткнусь в плечо...
Как случилось, не разобрать уже,
Только мне по-весеннему горячо!
А назвали - призраком... Надо же!